?

Log in

No account? Create an account
Мозги К Стене
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends]

Below are the 20 most recent journal entries recorded in galper's LiveJournal:

[ << Previous 20 ]
Tuesday, August 4th, 2015
9:28 pm
Искренние - Самые Опасные
Я делю всех путинистов
На проституток и идиотов
Очень снисходительно отношусь к первым
Ну вот если человеку надо написать
Пропутинскую статью
Чтобы заплатить за квартиру
Или купить ребенку лекарство
У кого поднимется рука
Кинуть камень в такого?
Я бы сам написал, что Путин бог
Если бы нужда прижала.
Это все глупые и бессмысленные слова в
Конце то концов.

Но есть еще идиоты
Которые искренне верят
Что малайзийский самолет сбили
Украинцы сидя на израильской ракете
Запущенной прямиком из Вашингтона.
С такими я не спорю
Баню с моего фб сразу.
Это не ко мне
Это к психиатру.
Friday, July 31st, 2015
9:04 am
Грани
В истории с чуркинским вето на предложение учредить международный трибунал для наказания виновных в уничтожении малайзийского "Боинга" мне интересен не Чуркин. И не Путин даже. С Путиным и Чуркиным все, в общем, понятно. Они прекрасно понимают, какой ловушкой может в будущем обернуться этот самый международный трибунал, и пытаются избежать ответственности. Их действия логичны и предсказуемы.

Мне интересны россияне. Россияне, которые в большинстве своем, согласно исследованию "Левада-центра", хотят проведения международного трибунала, потому что уверены, что на нем накажут Украину и Америку. И то, что Украина с Америкой выступают за проведение трибунала, а ни в чем не виновная Россия против, их совершенно не смущает - так они уверены в неотвратимости правосудия. И вот эта уверенность пугает меня по-настоящему.

Я вырос в стране лжецов. Со школьных лет я понял, что даже не для успеха в обществе, а для самой обыкновенной безопасности говорить нужно одно, делать другое, а думать третье. Так вели себя практически все советские люди - за очень редкими исключениями из числа каких-нибудь пламенных коммунистов старшего поколения, но и эти пожилые люди, как правило, никаких твердых взглядов не имели и привычно "колебались" вместе с линией партии. Я не удивлялся тому, что мои родственники - как и все вокруг - слушают западные радиостанции, но делятся информацией только в тесном кругу, потому что на людях - из воспитанного годами страха перед Лубянкой - было принято избегать разговоров о политике или отделываться дежурными фразами.

Когда я стал заниматься журналистикой, я увидел что в журналистской среде царят те же нравы. В студенческие годы я стажировался в "Правде". Оказалось, что в главной газете страны нет ни одного правоверного коммуниста. Люди, с которыми я там познакомился, были, как и в любом коллективе, очень разными - и с точки зрения профессионализма, и с точки зрения порядочности. Но главное, что их объединяло, - неверие в официальную информацию. Ту самую, которую печатала "Правда".

В Советском Союзе никто не верил ни во что - сверху донизу. Даром что не было никакого интернета. Даром что от нас скрывали информацию о катастрофах и преступлениях собственной власти. Даром что к правде приходилось прорываться сквозь глушилки. Мы все равно знали, что нас обманывают. Что такая власть просто не может говорить правду. Мы знали это всегда. Знали до такой степени, что не верили власти даже в те редкие моменты, когда власть переставала лгать.

Да, и все мы хорошо знали, что южнокорейский самолет - это мы. Одни из нас могли это одобрять. Другие - стыдиться и негодовать. Но понимание, что это мы, было всеобщим. Новая общность людей - советский народ - была объединена не общими ценностями, а общей ложью. Именно поэтому в те тупые серые годы я был уверен, что нужно либо из такой страны бежать - либо ее разрушить. Потому что нельзя, нестерпимо жить по лжи. Ну, в общем, это не я сказал. Но я был с этим согласен.

Но этот опрос! Эти два процента, понимающие, что это Россия сбила "Боинг". Ну хорошо, не Россия. "Ополченцы". Но тоже три процента. А вот все остальные, верующие в вину Украины и даже - задумайтесь только - Америки! Америки в зоне, где распоряжалась "ДНР". А ведь это 17 процентов опрошенных! 17 процентов людей: находящихся на грани самого настоящего психического помешательства. Потому что если украинскую вину еще можно объяснить себе хоть какой-то пропагандистской логикой - вон сколько версий было наворочено! - то американская объясняется только безумием отвечающего.

Мне скажут, что россияне просто врут социологам. Боятся. Я ведь сам говорю о страхе перед КГБ - тогда почему отказываю людям в праве бояться ФСБ? Какая разница? Что изменилось?

А вот что. Я допускаю, что люди могут лгать социологам. Но тогда они лгали бы в гармонии с официальной линией. Власть четко и недвусмысленно сказала, что трибунал - это заговор против России. Сказал Чуркин. Сказал Лавров. Путин два раза - два! - разговаривал с премьер-министром Нидерландов и убеждал его отказаться от трибунала. Путину, между прочим, доверяют 86 процентов россиян. Это почти в два раза больше, чем верящих в украинскую причастность к гибели "Боинга". И что? Дело не в том, что Путин не убедил голландца. Дело в том, что он не убедил россиян.

Если бы россияне лгали социологам, ровно такое же число, которое признает украинскую вину, высказалось бы против трибунала. Нелогично? А российское вето - логично? А почему нелогично? Если трибунал - судилище? Попытка опорочить нацлидера и героев Донбасса? Как можно такое поддерживать? Оказывается - можно. Можно, если только ты на самом деле - подчеркиваю, на самом деле - веришь в то, чего нет. В вину Украины и Америки.

И тогда ты действительно хочешь проведения международного трибунала, чтобы он осудил виновных - потому что уверен, что другого вердикта кроме осуждения "хохлов" и "пиндосов" быть не может. На трибунал приедут Миша Леонтьев и Дима Киселев и представят нужные доказательства. В прямом эфире. Но тогда ты уже не циник и не лжец. Ты идиот. И это намного опаснее. Потому что это совершенно другая общность людей, чем советский народ. И совсем другая страна. Не страна лжецов. Страна дураков. Такое не разрушишь.

Мы, советский народ, точно знали, что это не мы идиоты. А идиоты те, кто нами управляет. Кому-то это даже нравилось. Кто-то старался этого не замечать. А кто-то пытался с этим бороться. Но понимание идиотизма власть имущих было важным объединяющим и сдерживающим фактором. Именно поэтому, когда 24 августа 1991 года запретили КПСС, не было ни одного - давайте повторим - ни одного - человека, который вышел бы защитить родную партию. Даже товарищ Зюганов не совершил самосожжения на Красной площади и до сих пор ходит упитанный. Именно поэтому, когда в ночь с 25 на 26 декабря 1991 года над Кремлем спускали флаг Советского Союза, не было ни одного - давайте еще раз скажем - ни одного - человека, который вышел бы защитить свою любимую Родину. Даже товарищ Путин не пришел на Красную площадь, чтобы рассказать соотечественникам о крупнейшей геополитической катастрофе ХХ века, - какая незадача!

А что сейчас? Если большинство россиян так уверено, что живет в царстве непогрешимости, что в своей жажде справедливого возмездия "хунте" не замечает даже собственного нацлидера с его истеричными телефонными предупреждениями, - то как это большинство отреагирует, когда царство непогрешимости свалится ему на голову? А ведь свалится же, как не свалиться при такой-то логике! Тут и рушить ничего не надо, оно само.

Будут уверять, что "мы люди маленькие" и "ничего не знали", "этовсепутин"? Будут рассказывать украинским родственникам, что "всезналивсепонималинобоялись", "наспрослушивали", "сосединастучат"? Или - что намного реальнее при таких результатах социологии - прикипят к своей "правде" навсегда и будут рассказывать детям, вернувшимся из школы, что на самом деле все было совершенно иначе. Путин был великий. "Боинг" сбили "укры". Крым наш. И Донбасс наш. И Финляндия.

А что все рухнуло к чертовой бабушке и приходится жить на кредиты МВФ, продуктовые карточки и "гуманитарку" - так это все масоны и пиндосы, которые хотят весь мир захватить. И пока что у них все получается. Но Россия обязательно встанет с колен, сынок. И накостыляет всем этим отправителям помощи по самое не могу.


Виталий Портников, 31.07.2015
Saturday, November 1st, 2014
10:17 pm
Михаил Берг об имперской "болезни" Иосифа Бродского
Почти все извиняют или объясняют свои недостатки, превращая их если не в достоинства, то в нечто, достойное понимания. Конечно, это относится и к имперскому великодержавию и его наиболее востребованной форме – великорусскому шовинизму. И если я скажу, что такие убеждения (как, впрочем, любые) всегда выгодны, то вряд ли преувеличу, если только понимать под выгодой не только материальную сторону, но и психологическую (символическую).

То есть большинство русских патриотов сегодня таковы по причине удобства для карьеры, кошелька, положения в обществе подобных убеждений. Но есть и другие, кому никакой выгоды от русского великодержавия нет и никогда, скорее всего, не будет, зато сама патриотическая позиция позволяет решить ряд психологических и символических проблем: скажем, дистанцироваться от упреков в конформизме, ответственности за политику родного государства, многих не менее неприятных вещей. Или иначе: позволяет видеть себя лучше, чем ты есть на самом деле.

Последнее обстоятельство опять же настолько универсально, что (как не обидно нам, ненавидящим "Крымнаш") не зависит от ума, таланта и даже нравственного начала патриота. Применительно к имперской позиции Пушкина, Жуковского, Тютчева, Достоевского и других русских классиков я уже это отмечал, а вот о проявлении имперского высокомерия в ряде наших достойных, а подчас и прославленных современников (но не сейчас – после Крыма, а четверть века назад – в самом начале перестройки) я вспомнил, перечитав эссе Омри Ронена "Антитезисы" о первой встрече советских и "тщательно подобранных эмигрантских писателей" с писателями Восточной и Западной Европы в 1988.

Эта была конференция в Лиссабоне, где российские писатели (как советские, так и несоветские) практически единым фронтом выступили против того, чтобы их считали не такими же жертвами советского режима, какими они все видели себя, а ответственными за советские преступления, в том числе – за оккупацию Восточной Европы.

Вот как об этом пишет Омри Ронен: "Русских писателей спросили, как они относятся к присутствию советских танков в этом культурно-историческом пространстве, которое они называют, как когда-то Молотов Польшу, только "географическим понятием".

Такой вопрос в более надежное старое время "борьбы за мир" назвали бы "провокационным", и теперь он тоже пришелся не ко двору: стояла весна 1988... Сильно разрекламированная тогда в Америке носительница славной фамилии выразила возмущение тем, что ее заставляют высказываться на политические темы, она приехала, ожидая, что говорить будут о литературе. Она всегда считала, что в братских странах любят русских и Советский Союз. А тут такая враждебность.

На помощь ревнительнице чистого искусства пришел знаменитый поэт, будущий автор стихов на независимость Украины, в которых он посулил отделившимся "хохлам", "бугаям", что, хрипя на смертном одре, они попомнят еще "строчки из Александра", а не "брехню Тараса".

Тут интересно не только то, что все это было написано задолго до захвата Крыма и Донбасса (сам Ронен умер в 2012), а то, что сегодняшняя коллизия (почти с теми же участниками и ролями) была актуальна и четверть века назад; и сегодняшние позиции крымнашистов занимали писатели с вполне либеральной репутацией.

Я, конечно, не о Толстой с ее не лишенным ловкости конформизмом, а о Бродском, чьи версификационные способности ни в коей мере не затушевывают его вполне великодержавные убеждения, что он доказывал не раз. Хотя и убеждения, достойные для кого осуждения (для кого – обсуждения), не бросают тень на стихи, то есть бросают, конечно, но лишь добавляя к возможным интерпретациям еще один смысловой слой.

Кстати говоря, на лиссабонской тусовке Бродскому, уже осененному нобелевкой, отвечали не менее авторитетные оппоненты и, прежде всего, Сюзан Зонтаг, которая жестко отреагировала на попытки нобелевского лауреата отвести упреки в соучастии культуры в политических преступлениях своих стран, апеллируя к тому, что "мы – писатели, и нас нельзя определять нашей политической системой", а существующая политическая система – есть объективная реальность, с которой нужно считаться. "То, что вы называете "реализмом", я называю "имперским высокомерием", – с беспощадной точностью сказала Зонтаг и, конечно, была права.

Характерно, что за право советского писателя не ощущать ответственности за советские преступления активнее других вступились не представители советской делегации в их специально отобранном либеральном изводе (Лев Аннинский, Анатолий Ким, Грант Матевосян, уже упомянутая Толстая), а поэт-эмигрант, в эмиграцию вытесненный и давно живущий в Америке.

То есть для Бродского тема русского, перевешивающего советское, возможность быть русским патриотом, не взирая ни на какие советские наслоения, была не чужой. Не случайно Виктор Кюлле, знавший Бродского, как мало кто, утверждал, что Бродский был русским патриотом "гораздо в большей степени, чем все деревенщики, великодержавники и антисемиты вместе взятые". А Лев Лосев, опять же задолго до всякого киевского майдана, отмечал, что Бродский Украину не только считал единым, как теперь принято говорить, "культурным пространством" с Великороссией, но он еще и сильно чувствовал ее как свою историческую родину.

Возвращаясь к нашему делению, на тех, кто от патриотизма получает материальную выгоду, и тех, кто только символическую: можно без всяких сомнений заявить, что Бродский, конечно, не был не только агентом КГБ, но и агентом влияния СССР, то есть от своего русского патриотизма никаких материальных выгод получить не мог. Значит, остаются выгоды символические и психологические. Какие?

Позиция Бродского, отвергающая связь с политикой, дистанцирующая от политической ответственности роль поэта, им исполняемую, во многом была защитной и далеко не уникальной в советские времена. Даже те, для кого политическая реальность была куда отчетливее частью поэтической, чем это ощущалось Бродским, очень часто были вынуждены утверждать, что их творчество – есть игра языка, чисто культурный феномен, независимый от политического пространства и даже ему враждебный. В условиях советского тоталитаризма – это была наиболее удобная форма защиты своей нонконформистской стратегии: я – поэт, и любые мои высказывания нужно судить как высказывания чисто художественные. Бродский далеко не первый, кому вынужденная позиция показалась настолько естественной, что он не отрекся от нее даже тогда, когда политический акцент не повредил бы дальнейшей карьере, а, напротив, способствовал бы ей в его эмигрантских обстоятельствах.

Кроме того, оказавшись в эмиграции, он столкнулся с процессом, проходящим почти у всех советских эмигрантов. А именно с национальной идентификацией. А так как большинство эмигрантов были частью еврейской волны (наиболее представительной среди других форм разрешенного отъезда), то Бродский столкнулся с массовым процессом еврейской идентификации бывших советских интернационалистов, и это вызвало у него чувство протеста. Но без национальной идентификации в эмиграции жить труднее, и он не просто выбрал русскую, а продолжил развитие той позиции аполитичности, которая и привела его к русскому патриотизму (думаю, не случайно Бродский отвергал многочисленные предложения приехать в Израиль – не хотел лицемерить и поддерживать то, что было ему чуждо).

Последний довод как раз касается еврейской национальности Бродского, и здесь можно вспомнить проницательные слова основателя той империи, из которой он был изгнан: известно, что обрусевшие инородцы всегда пересаливают по части истинно русского настроения. Хотя "всегда" в ленинской цитате является, без сомнения, преувеличением: есть и малый (инородческий) национализм, отвергнутый Бродским в его еврейском варианте, и космополитизм, и национальная (расовая) толерантность (или интернационализм, как его называли в совке).

Так или иначе: Бродский в результате своей интеллектуальной эволюции оказался куда ближе к русским националистам и сторонникам многих имперских мифов (типа славянского братства со старшим русским братом во главе), чем к позиции европейских и американских критиков советского великодержавия.

И проявилось это задолго до лиссабонской конференции, хотя наиболее ярким и публичным стало противостояние и полемика с Миланом Кундерой, который в своей статье "Предисловие к вариации" (AN INTRODUCTION TO A VARIATION – до сих пор, кажется, не переведенной на русский) выразил достаточно распространенное среди интеллектуалов Восточной Европы убеждение, что за жестокую оккупацию и многолетнее подавление любых проявлений свободомыслия в советских колониях (да и в метрополии – добавим мы от себя) виноваты не только советские вожди, но и великая русская культура, просто русская культура, способствовавшая созданию такого культурного бульона, который и породил высокомерный имперский шовинизм. Кундера привел пример Достоевского, и Бродский яростно ему оппонировал (а потом и заявил в беседе с Адамом Михником: "Кундера – это быдло. Глупое чешское быдло"). В том числе потому, что выявление связи между культурой и политикой бросало тень на позицию, отстаиваемую Бродским как независимую.

Следующим эпизодом стала уже описанная лиссабонская конференция, где, как мы увидели, Бродский оказался значительно ближе к советским писателям, чем к писателям из Восточной и Западной Европы. А через три года случился развал СССР, на который Бродский ответил стихотворением "На независимость Украины". Я не буду его подробно анализировать, это уже сделано (и не только Омри Роненом), отмечу лишь то, что Бродский, прекрасно понимая, какую тень бросит публикация этого стихотворения на его репутацию, очень долго крепился, скрывая стихи от публики. И не выдержал только в 1994, когда Украина впервые заявила о возможности вступить в НАТО (радость русских патриотов естественна). Понятно, что Бродский озвучивает обобщенный голос русской толпы, но также очевидно, что Бродский с этой толпой подчас солидарен не меньше, чем с горем.

Для составителей поэтических сборников Бродского это стихотворение являлось и является кошмаром: ни публиковать, ни комментировать (за ничтожным исключением) желающих не появляется (резоны как идеологические: видный либерал оказывается русским националистом, так и коммерческие: тиражи книг вряд ли подрастут). Что, безусловно, зря (я об отказе от комментариев): если мы осознаем, что имперский синдром, русское великодержавие, высокомерная национальная спесь, инфантилизм и слепота являются болезнью, которой многие переболели, а у русских не получается, то изучать ее симптомы, ее зарождение и кризисы имеет смысл не на примерах квасного патриотизма, не способного проявить ничего, кроме защитных рефлексов, а на примерах выдающихся, осмысленных, подтвержденных и неслучайных. Таких, как у Бродского, например.

Михаил Берг
Tuesday, July 8th, 2014
1:21 pm
Гальпер и Гамлет
Задали Гальперу
В актерской школе монолог Гамлета
Гальпер выучил, пришел на урок
Учитель два часа с ним возился
То в Гамлете мало Гальпера
То в Гальпере слишком много Гамлета.
И вот в адских муках на свет божий
Вылупился Гальмлет
Принц Датский с водкой и Калашниковым
В ярмолке и со свинным шашлыком
Шекспир переворачивается в гробу.
Tuesday, April 1st, 2014
9:27 am
Судьба Дельфина
Жил в Севастополе дельфин Абрам
Тренировали его взрывать корабли
Неведомых врагов Украины
Кормили тюлькой в сале, наливали горилки
В глубинах Черного Моря
Он плакал листая Шевченко.
Ну вот пришли оккупанты
Теперь он по паспорту русский
Ищет на дне морском диверсантов НАТО
Читает "Братья Карамазовы" и хочет спасти мир
Следит за духовными склепами
Никаких однополых браков среди черепах и креветок!
Все было бы хорошо, но тренер
Продал Абрама корм налево на год вперед
Говорит ему: "Ты самец! Да? Жена хочешь? Дети хочешь? Да?
Сам заработай!"
Абрам махнул хвостиком и поплыл куда глаза глядят
Теперь он на курортах Израиля
Прыгает в кольцо на потеху детям
На голове у него кипа, в плавниках Тора
Недавно сделал обрезание
Сияющие раввины водят к нему экскурсии
Абраму готовят фаршированную рыбу
В лучших ресторанах Тель Авива.
На выходные он любит лежать
Окруженный самками
В теплой прибрежной воде
И слушать как старые евреи
Травят друг другу
Последние одесские анекдоты.
Wednesday, February 5th, 2014
9:58 pm
Подозрительный Снег или Сочи-2014
Сегодня видел заголовок:
Израиль продал России подозрительный снег
Теперь российские горнолыжники
Которые любят женщин все попадают
И все медали опять достанутся
Американским гомосексуалистам.
Tuesday, October 8th, 2013
11:49 pm
Актерская Шкура
Целый день бегаю по интервью
Вживаюсь в роли других людей
Что они думают, чувствуют?
О чем мечтают, страдают?
В голове рождаются стихи
О самом себе
В моей душе такие бури!
Надо сесть разобраться
Загнать все в Ворд
Но нет времени влезать
В шкуру этого Гальпера.
Sunday, August 4th, 2013
10:52 am
Изгнание из Рая
Когда-то судьба забросила меня
Без копейки денег
На затерянный в Тихом Океане остров Мауи
Я спал на диком пляже
В волосах поселился золотой песок
Умывался изумрудно-чистой водой
Нырял каждое утро и здоровался
С крабами и черепахами
Пестрые рыбки были моим цветным телевизором
Теплыми вечерами я говорил "Спокойной Ночи"
Пыхтящему рядом на горе вулкану
Питался не фаст фудом
А чудесными фруктами что росли на деревьях.

Но Рай серьезно портили аборигены
Они меня там сто лет ждали
И хотели меня убить
Я не был толстосумом из дорогой гостиницы
Я был другого цвета, разреза глаз
Бледнолицый оккупант с Большой Земли.

И я сбежал назад к небоскребам
Закрывающим солнце
К грязной подземке с крысами
От одних убийц к другим.
Saturday, July 27th, 2013
12:09 pm
Философское Настроение
Ради чего Бог нас принес на Землю?
Зачем весь этот цирк?
Я задумавшись смотрю на это существо
Уснувшее у меня в офисе прямо на полу
Он еще год назад был беспробудным алкашом
А теперь после смены пола за счет государства
Беспробудная алкоголичка.
Tuesday, July 2nd, 2013
11:03 pm
АНТИМАЯКОВСКИЙ
Послушайте!
Если я издаю свои книги за последнии деньги
Тащу на своем горбу по всему миру
Дарю их налево и направо
Значит это кому-нибудь нужно?

Если мне не верят
Подозревают, что хочу заработать
Арестовывают на таможне
Сажают в депортационную камеру
Сплю на сдвинутых стульях
Свет не гаснет, унитаз у головы
Значит что-то в этом есть?

И наверное жизнь прошла не зря
Если через 100 лет после моей смерти
В Новой Гвинее перед тем как убить и съесть врага
Туземец откроет мою книгу и
Решит заняться с пленником сексом
А потом вообще развяжет и отпустит.
Friday, June 28th, 2013
11:34 pm
Крыса
Всем поэтам и прочим бумагомарателям
Кто пишет о ромашках и розах
И зачем вся девушка достаточно и коленки
Сегодня на остановке метро
Я ловким футбольным ударом
Швырнул крысу под колеса
Проезжающего поезда
И смотрел как из нее сделали мокрое место.

Этот бы стих написал молодой Маяковский
А старый Гальпер лишь помечтал о таком подвиге
И когда крыса побежала в его сторону на платформе
Он со страшным воплем, расталкивая прохожих
И держась за сердце
Выскочил на улицу.
11:21 pm
Бродский
Квартплата резко подскакивает. Мало того что нужно жить
Ежемесячно надо еще и платить за это.
Saturday, June 15th, 2013
3:40 pm
голый волосатый
А Галпер читал свое, нутряное, на английском же написанное, под собственный видеоряд, который он загружал из YouTube. Так что на экране плясал камаринского голый волосатый Галпер в красных плавках, а в полутемном зальчике бара тот же Галпер, с *банданой* экранного текста через *высокий* лоб, одетый (!),
http://ninabolshakova.livejournal.com/63448.html
Saturday, June 8th, 2013
1:53 pm
Покаяние МакДональдса
Когда пришли за курильщиками я молчал. Ведь я не могу курить. Когда пришли закрывать Бюргер Кинг я молчал. Конкурент все таки. Когда гомосексуалистам разрешили жениться я молчал. Лишь бы они у меня свадьбы гуляли. А потом когда пришли за мной, заступаться за меня было некому.
1:47 pm
Проклятые поэты
Жуют котлеты!
Monday, May 20th, 2013
8:17 am
А Я То Думал, Что Я Толстый!
В Нью-Йорке есть тусовка/сообщество толстых актеров. Агенты или режиссеры к ним обращаются когда нужны кадры соответствующих габаритов. Так конечно большие люди в буквальном смысле. Такие которые не могут пролезть в дверной проем или которые должны покупать двойные места на самолете. Попытался к ним примазаться с корыстными целями. Меня не взяли, обозвали дистрофиком и прогнали.
Thursday, May 16th, 2013
12:23 am
Еврей Иванов
Когда-то я начал писать роман под названием "Сладкая Попа Еврея Иванова" про храброго советского еврея-разведчика по фамилии Иванов которого забросили в 1970-е в Сан Франциско. Чтобы не отличаться от той публики, ему пришлось стать гомосексуалистом. После написания страниц пяти этого романа, я ушел в глубокую депрессию плавно перешедшую в долгий запой и к этому шедевру никогда не вернулся.
Sunday, May 5th, 2013
11:00 pm
Нашел на интернете малоизвестную берлинскую англоязычную группу исполняющую песни на мои тексты, то есть переводы.
https://soundcloud.com/ratsliveonnoevilstar/07-tree-in-the-green
Sunday, April 28th, 2013
11:52 am
Негостеприимная Планета
Когда-то я работал в собесе с бездомными
Они приходили немытые и заросшие
В кармане бутылка виски
В голове космический ветер.

Директор Центра был помешан на инопланетянах
Он похвастался мне под большим секретом
Что по вечерам подключает
Все наши офисную компьютерную сеть
К проекту НАСА по поискам неземных цивилизаций
И компьютеры всю ночь моргают огоньками
Перемешивая в памяти списки адресов городских моргов
С расшифровками сигналов из погибающих звезд.
Фамилию умирающих от цирроза печени с анализом шумов
От приближающихся метеоритов.

Той ночью мне приснился сон
Где инопланетяне-алкоголики летали по Вселенной
Поддерживая друг друга крыльями чтобы не упасть
Разыскивая планету
Где можно было бы переночевать.
Tuesday, April 16th, 2013
12:02 am
Кто Это Сделал?
60% - нацисты-патриоты
30% - арабы-террористы
10% - безумный одиночка.

То есть теоретически арабы сведущие в изготовлении бомб еще в Америку добраться бы смогли, но если бы они только начали здесь выходить на изготовителей пороха или запчастей для бомб их бы тут же повязали. Тут надо знания и проверенные связи. Это есть у местных неонацистов. Вероятно ветеранов войны в Ираке.

Current Mood: blah
[ << Previous 20 ]
About LiveJournal.com